HomeAbout EcoTechnologiesArticlesСекреты успешного бизнеса. Продолжение

Секреты успешного бизнеса. Продолжение

Автор: К. В. Рзаев, к. э. н, председатель совета директоров ГК «ЭкоТехнологии»

Какие факторы влияют на развитие рынка вторичных полимеров в России? Как соотносятся цены на первичные полимерные материалы с ценами на «вторичку»? Что нужно сделать для того, чтобы бизнес по переработке отходов полимеров стал прибыльным? Мы продолжаем публикацию статьи, которая содержит ответы на эти вопросы.

(Продолжение. Начало – в ТБО № 1, 2016)

Проблемы бизнеса

Проблемой предпринимателей является низкое качество бизнес-планирования и оценки постоянных затрат. В «отходный» бизнес в России идут частные предприниматели, и многие из них даже не составляют бизнес-план перед тем, как открыть завод, и, соответственно, многие факторы не учитывают. С тех пор, как 10 лет назад открылся «Тверской завод вторичных полимеров», возникло очень много предприятий, которые пытались войти на этот рынок, но, проработав несколько лет, закрывались. Об этом хорошо известно руководству завода «ЭкоТехнологии», которое часто получает предложения выкупить оборудование с некоего завода, который не может больше работать в убыток. Такое происходит и сейчас.

Давайте сравним цены на первичные и вторичные полимерные материалы в декабре 2015 г. (см. таблицу). Казалось бы, «первичка» стоит очень дорого, а так называемый «скрэп», т.е. спрессованная ПЭТ-бутылка, или пленка – гораздо дешевле. Вот и золотое дно, где можно зарабатывать большие деньги: ведь даже после переработки цена продажи «вторички» как будто бы позволяет потребителям хорошо экономить по сравнению с первичным полимерным материалом. Но компании, тем не менее, уходят с рынка… Почему? Дело в том, что, покупая отходы, необходимо помнить, что полезной фракции будет на 20–50 % меньше и, соответственно, нужно столько же прибавлять к ее стоимости. Например, перерабатывая ПЭТ-бутылки, нужно понимать, что корпус сделан из ПЭТ, но вот крышечка – уже из ПЭВП. Необходимо учесть массу (и, тем самым, стоимость) пленки или макулатуры, в которую это все завернуто, и массы грязи, которая там содержится, поскольку речь идет о стоимости единицы массы отходов. А если покупается прессованная канистра из ПЭВП, то ее закупочная цена сразу вырастает из-за этого на 30–40 %. Это почему-то мало кто учитывает при бизнес-планировании,  и именно в этом кроется ошибка.

Цена (с НДС) на некоторые крупнотоннажные полимерные материалы в декабре 2015 г. в зависимости от их вида, тыс. руб./т (источник: ГК «ЭкоТехнологии»)

Полимеры

Цена первички,

руб. за тонну, с НДС

Закупочная цена «скрэпа»,

руб. за тонну, с НДС

Цена продажи вторичной гранулы, руб за тонну, с НДС
Полипропилен 82.000-89.000 20.000-25.000 50.000-65.000
Полиэтилен ПНД 97.000-107.000 28.000-38.000 60.000-80.000
Полиэтилен ПВД 95.000-102.000 18.000-26.000 55.000-75.000
ПЭТ 75.000-80.000 24.000-27.000 48.000-58.000*

 

* Чистые ПЭТ-хлопья.

Еще одной проблемой отрасли является неструктурированность рынка поставщиков отходов – здесь можно забыть про долголетние контракты, это всегда спотовый бизнес, где несколько раз в месяц могут меняться цены. Кстати, говоря о поставщиках, для бесперебойной работы «Тверского завода вторичных полимеров», который сейчас перерабатывает более 15 тыс. т ПЭТ в год, т.е. примерно 350 млн шт. бутылок, более 140 поставщиков со всей территории России поставляют ПЭТ-бутылки. При этом самый восточный поставщик спрессованной грязной бутылки находится аж во Владивостоке… Можно представить, что грязная бутылка везется из Приморья в Тверь? Оказывается, можно.

По большому счету, всех переработчиков крупнотоннажных полимерных материалов можно разделить на две группы – мелкие и крупные. Входя в этот бизнес, чтобы зарабатывать какие-то деньги здесь и сейчас, можно перерабатывать 100–150т отходов в месяц. Однако, если рассматривать долгосрочное сотрудничество с крупными и стратегическими потребителями, то нужно понимать, что необходимо иметь хорошо оборудованную лабораторию, вкладывать деньги в исследования, проводить корпоративные мероприятия и тренинги для своих сотрудников и т. д. А на это потребуются сотни тысяч рублей, а то и миллион в месяц. Например, постоянные расходы «Тверского завода вторичных полимеров» составляют в месяц от 7 млн руб. Это неснижаемые расходы, которые при любом уровне производства необходимо нести. При этом можно производить различного качества продукцию и работать с лидерами российского рынка, производящими тысячи тонн полиэфирного волокна ежемесячно.  

В общем, у крупных переработчиков свои проблемы, у мелких – свои. И тем, и другим приходится на этом рынке сложно. При желании можно заниматься рециклингом и в том, и в другом масштабе, но нужно думать о следующих ключевых факторах успеха:

1. Доступность сырья. Тот, кто решил заниматься вторичной переработкой полимерных материалов, должен знать, где он будет покупать сырье, по какой цене, и каким образом он обеспечит нужный объем сырья с учетом, что чем больше его покупаешь, тем выше цену платишь. Это очень важно, так как при высоких ценах на сырье окупаемость производства становится проблематичной, а при малых объемах рециклинга не получится выйти на окупаемую мощность.

2. Способность руководить рабочими. Вообще рабочими руководить сложно, а тем более рабочими, которые готовы работать с отходами. 

3. Наличие толкового технолога. Учитываем, что отрасль новая, что специалистов по рециклингу пластмасс ни в одном учебном заведении не выпускают. А одно из условий успешности бизнеса – подобрать такое аппаратное оформление, чтобы не переплатить за оборудование, но при этом добиться нужного качества, перерабатывая сильно загрязненные российские отходы.

4. Инвестиции в лабораторное оборудование. На этом экономить нельзя, также как и на совершенствовании технологии и шлифовке качества продукции. Иначе не сложится работа с крупными стратегическими потребителями, иначе на вас всегда будут смотреть как на спотового, краткосрочного игрока.

4.4. Проблемы специфики отрасли

Есть еще два фактора (упомянутых в разд. 4.1), создающих проблемы в отрасли и связанные с ее спецификой – это всё ещё несовершенное законодательство и нестабильность поставок сырья. Так, часто звучат жалобы, что поставщик обещал привезти сырье, но не то что не привез вовремя, а вообще продал конкурентам, предложившим на пол рубля (за кг) выше. Давайте разберемся, о чем речь и кто такой этот поставщик с полигона, который обещал поставить вовремя определенный объем ПЭТ-бутылок? Ведь он классический спотовый игрок, он может привезти сырье, может не привезти, а может и поднять цену или вообще перепродать свой товар в другое место подороже. Если есть готовность работать в условиях такого неструктурированного, неожиданного, спотового рынка, тогда можно заниматься рециклингом, если нет, то лучше заняться чем-то другим.

Оператор полигона – это человек, который нанимает на работу гастарбайтеров, обустраивает и руководит на полигонах десятками или даже сотнями человек, выбирающих из отходов полезные фракции для последующей переработки. Учитывая ту цену на скрэп (различное вторичное сырье), по которой идут закупки, хочется спросить операторов полигона: «Господа, у вас должно быть полно денег. Тогда почему так дорого? Почему тонна ПЭТ-бутылок стоит 25 тыс. руб., а не 10?». На что операторы полигона откровенно отвечают: «Помимо того, что мы платим зарплату, инвестируем в ангары, прессы и прочее, мы еще должны поддерживать достаточно большое количество «покровителей», которые позволяют нам тут оставаться». Т.е. позволяют эксплуатировать гастарбайтеров и собирать бутылки. Правды ради следует признать, что, с приходом на рынок длинных денег, по мере появления новых, современных полигонов, мусоросортировочных станций, ситуация медленно, но заметно меняется.

Если говорить на уровне макроэкономики России о «вэйстменеджменте», то количество официальных полигонов чуть больше тысячи, а количество неофициальных не поддается подсчетам. Менее 5% полигонов оснащены мусоросортировочными станциями, хотя всё больше строится или планируется. Это, как правило, результат удачного сочетания инициативных администраций, спецавтохозяйств, зарабатывающих на вывозе, полигонов, которые понимают, что нужно что-то делать, чтобы снизить нагрузку на полигоны, а также наличия денежных средств у инициаторов, инвесторов.

Однако, для того, чтобы отходоперерабатывающая отрасль состоялась, еще сотни и даже тысячи проектов по мусоросортировочным станциям должны быть реализованы по всей России буквально завтра. Тот мусор, который должен выбрасываться в отдельные баки, пока идет в общий мусорный бак и дальше на помойку, и его нужно сортировать.

По пути на полигон отходы, как правило, попадают на мусороперегрузочные станции, где из него вручную, теми же гастарбайтерами извлекаются наиболее полезные фракции, например, аккумуляторы и алюминиевые банки (то, что проще всего извлечь и сразу продать). Слегка обедненный мусор поступает на полигон, где благополучно заравнивается. Более 95 % привезенного мусора остается на мусорных свалках, поэтому они и достигают такой высоты, как, например, ныне закрытый полигон «Саларьево» – гора высотой с многоэтажный дом. А то, что удается вытащить из потока, представляет собой совсем небольшие объемы сбора, и это во многом объясняет такие высокие цены на вторичные полимерные материалы. Даже не на них, а на сырье, из которого можно эти вторичные полимерные материалы получить.

image002

Полигон Саларьево

4.5. Проблемы законодательства и инвестиций

Проблемная ситуация в области рециклинга дополняется медленным и не всегда последовательным развитием правовой сферы.

На январь 2016 года можно выделить следующие ключевые факторы в этой сфере, влияющие на развитие рынка рециклинга:

  1. Статус регионального оператора. Исходя из разрабатываемых положений и подзаконных актов, после появления регоператоров все отходы окажутся в их собственности, и на сегодня непонятно, на каких условиях рециклеры смогут их у него покупать.
  2. Законодательное узаконивание необходимости обязательной сортировки ТКО перед их перемещением для захоронения. Если сортировочные станции действительно станут нормой для каждого полигона ТКО, то дефициту сырья для рециклинга, наконец, придет конец.
  3. Окончательное решение по раздельному сбору отходов. Если он станет-таки обязательным, пусть даже в определенной части или регионах, это также повлечёт рост объема сырья для рециклинга плюс улучшение его качества.
  4. И, наконец, выбор крупнейших «генераторов» полезных фракций: крупнейших российских и мировых компаний, производящих упакованную продукцию – ведь именно упаковка и составляет основные целевые фракции для рециклинга. В рамках расширенной ответственности производителя они должны решить – или платить экологический сбор, или (самостоятельно или с помощью рециклера) собрать и переработать упаковку. Принятие решения в сторону уплаты сбора, конечно, мало поможет росту рынка рециклинга.

Что касается инвестиций, то принятие в 2015 году исторических для отрасли законов, положений и ПЗА в природоохранной сфере, а также законодательство в части ГЧП, во многом определило долгожданные правила игры для операторов и инвесторов.

Несмотря на всё ещё существующие недоделки и неутвержденные документы, уже в течение 2015 года интерес к отрасли серьезно оживился. Мы можем судить хотя бы по количеству запросов на мусоросортировочное оборудование, полученных «ЭкоМеханикой».

Окончательную же точку в части определения инвестиционной привлекательности отрасли можно будет поставить, очевидно, после реального запуска института региональных операторов и первых месяцев их работы и взаимодействия с операторами по вывозу, утилизации и обезвреживанию отходов.

Пока же, чтобы как-то фасилитировать развитие сортировки ТКО в период некоторого временного законодательного вакуума, нам приходится рисковать вместе с предпринимателями.

Примером может служить совместная работа в этом направлении компаний «ЭкоТехнологии»: «ЭкоМеханики» и ТЗВП (Тверской Завод Вторичных Полимеров). В рамках программы «ОзВ» (Оборудование за Вторсырьё) ГК «ЭкоТехнологии» кредитует предприятие «ЭкоМеханика», разрабатывающее различное мусоросортировочное и мусороперерабатывающее оборудование, т.е. мусоросортировочные станции, которые бесплатно для мусорного полигона устанавливаются на его территории. После этого полигон по договору все отсортированные полезные фракции (прежде всего, ПЭТ-бутылки, ПНД и ПВД) начинает поставлять «ЭкоМеханике» в качестве платы за оборудование. В течение 2–3 лет сырьем осуществляется оплата поставленного оборудования; в это время ТЗВП получает нужное ей вторсырье, реализует готовую продукцию и в итоге возвращает инвестированные в поставку отсортированных полезных фракций деньги. Такой полигон становится образцовым, туда приезжают журналисты, телевидение, мэр, губернатор. Ведь это реальная инициатива на местах, ведь в итоге:

  • рециклеры крупнотоннажных полимерных материалов получают нужное сырье;
  • развивается рынок поставки мусоросортировочного оборудования отечественного производства;
  • спецавтохозяйства получают дополнительные доходы;
  •  сокращается нагрузка на полигон и продляется срок его службы;
  • появляются рабочие места;
  • улучшается экологическая обстановка, что очень важно сейчас.

Выводы

Современный российский рынок рециклинга по-прежнему находится на ранней стадии развития по причине все еще низких темпов роста сбора полезных фракций отходов и технологий их переработки. С другой стороны, это является плюсом, т.к. данный рынок имеет огромный потенциал роста. В целом Россия повторяет путь тех стран, которые уже вышли на высокие уровни сбора и технологий – того же Китая и стран Западной Европы (хотя тот и другая используют совершенно разные технологии). При этом, если оперировать терминами известного SWOT-анализа, возможности для России – это в первую очередь большие объемы ТКО (более 60 млн т ежегодно, а если иметь в виду только полимерные материалы – 4 млн т). Это несравнимо с рынками стран с малочисленным населением, поэтому можно говорить о высокой потенциальной капиталоемкости российского рынка.

Субъективно и объективно слабые стороны – это, в первую очередь, всё ещё бреши в законодательстве, невысокие показатели сбора, менталитет россиян и низкая плотность населения (чем меньше плотность населения, тем больше рассредоточены по стране отходы, и тем сложнее их собрать, агломерировать и переработать в одном месте). Характерен пример, когда для ТЗВП грязная ПЭТ-бутылка везется с Дальнего Востока. Почему? Потому что из-за низких темпов собираемости Московская область не может насытить этот и другие заводы, перерабатывающие вторичные полимерные материалы. Однако же, несмотря на все это, данный бизнес привлекателен. Если правильно относиться к его управлению с учетом упомянутых факторов (кадровые и технологические проблемы, неструктурированность рынка и пр.), то можно с выгодой заниматься рециклингом полимерных материалов. Все решает, как всегда и везде, насколько хорошим управленцем Вы будете.

Наконец, нужно понимать, что все (переработчики, поставщики и потребители) находятся в одной лодке, поэтому необходимо кооперироваться, искать возможности для союза, компромиссы, идти навстречу друг другу в плане новых технологий, смело испытывать новые материалы, обмениваться знаниями о правильной переработке полимерных отходов – здесь не должно быть никаких секретов, ведь все равно рано или поздно конкурент об этом узнает. Пусть это прозвучит банально, но если не мы, то кто? Так давайте что-то менять в этом деле в лучшую сторону – хотя бы по чуть-чуть, но каждый день.

Contakt 03Contact Us